Ла Педрера – последняя гражданская постройка Гауди

Каталония – не Испания.

Эти слова можно часто услышать на улицах столицы самого независимого региона теплой средиземноморской страны. Или прочитать на заборах, расписанных местным националистам.

Действительно, отказать Каталонии в историко-культурном своеобразии непросто. Особенно, находясь в её столице – Барселоне.

Гуляя по этому крупному городу ты каждую секунду понимаешь, что ты не в Испании. И даже не в Каталонии. А именно в Барселоне – городе с собственным уникальным колоритом. И, в первую, очередь это заметно по архитектуре.

Да, в Барселоне как и почти в любом европейском городе есть свой «старый город». Там – столь милые российскому туристу узенькие улочки, центральная площадь с собором и ратушей. Есть даже стены еще римской эпохи! Но знаменита она вовсе не своим, пусть даже и очень интересным, старым городом.

Мог ли молодой чудаковатый студент Провинциальной школы архитектуры даже предположить, что его творения навсегда изменят облик каталонской столицы? Возможно, и мог, ведь Антони Гауди (а речь, как Вы поняли, идёт о нём), вопреки насмешкам сокурсников верил в свое особое предназначение.

Антонио Гауди в 1910 г.

«Барселона будет известна мои собором» — говорил Гауди, начиная строительство Sagrada Familia, грандиозного храма, мечты всей его жизни. Но он ошибся. Он не знал, что благодаря его творениям город будут называть «городом Гауди», а сами постройки принесут городу совершенно неповторимый облик.

В последние годы жизни Гауди все дальше и дальше погружался в религиозный мистицизм. В конечном счете, он полностью сосредоточил свои усилия на Соборе Святого Семейства, оставив все прочие проекты.

Лишь одну постройку закончил он, перед тем как посвятить себя Собору. Это был Дом Мила или, Ла Педрера, что означает «каменоломня». О ней и пойдет речь ниже.

Дом Мила (Ла Педрера)

От замысла – к строительству

Сама идея появления этого проекта неслучайна. В конце XIX века Барселона стремительно расширялась. Промышленная революция привлекала в город новых людей для работы на фабриках. Движение обновления в сфере культуры требовало новых форм и решений. В 1888 г. в Барселоне проводится всеиспанская выставка, что дает мощный толчок развитию города. В архитектуре торжествует модерн, делающий ставку на смелое новаторство.

Вместе с новым фабриками появились и богатые представители нарождающейся буржуазии. Они становились состоятельными меценатами для развивающейся национальной каталонской культуры.

Таким был Пере Мила-и-Кампс – сын текстильного фабриканта и племянник мэра Барселоны. Он отличался изящными манерами, вел активную общественную жизнь, даже избирался депутатом. В 1903 г. он поженился на Жозепе Гуарлиолуи-Грау, богатой женщине, унаследовавшей свое состояние от своего предыдущего мужа, скончавшегося двумя годами ранее. Вместе они решают приобрести участок земли на новом просторном барселонском бульваре Пасео де Грасиа. В 1905 г. супруги заказывают проект дома у уже известного тогда Антонио Гауди. Их требование достаточно просто – большой дом, в котором чета Мила занимала бы главный этаж, а остальные квартиры сдавала бы внаем.

Гауди берется за работу. Хотя на тот момент он уже занят на шести проектах: дом Батло, собор Святого Семейства, Парк Гуэль, церковь усадьбы Гуэль, башня Белесгуард и реставрация собора в Пальма де Майорка. Ему 54 и он в прекрасной форме.

Через год Гауди предоставляет заказчикам и в муниципалитет готовые чертежи и получает «добро» на строительство. Однако гений мастера оказался плохо совместим с бюджетом заказчика и предписаниями муниципалитета. Гауди неоднократно завышает смету постройки дома. Более того – его проект оказывается значительно масштабней заявленного в чертежах! Дом получился значительно больше и по площади, и по высоте.

Но судьба снисходительна к архитектору. Суд дважды встает на его сторону. Первый раз во время тяжбы с Милом, который был недоволен многократными повышениями смет. Второй – во время спора с муниципалитетом, не ожидавшим, что новая постройка выйдет за заявленные нормы. Более ничего не может угрожать архитектору и его творению.

Дом был открыт в 1912 г. В декабре этого года он принял первых жильцов.

Природа в камне

Влияние мира природы присутствует почти во всех архитектурных творениях Гауди. Но именно в проекте дома Мила он смог воплотить его в полной мере. Соединив передовую инженерную мысль и необузданную эстетическую свободу, Гауди возвел волнообразное здание, пульсирующее, словно живое существо, симбиоз ваяния и зодчества, один из значительнейших и полемических памятников города.

Архитектор не только применил изогнутые формы и игру свет в декоре, но использовал их в интерьере для повышения функциональности доходного дома. Так, вокруг двух патио, дающих свет и распределяющих пространство, Гауди создал новаторскую конструкцию из колонн и балок, где отсутствие несущих стен обеспечивало свободную планировку.

Черпая вдохновение в самое природе, Гауди при строительстве Дома Мила взял за основу три компоненты:

— Горы – придали проекту высоту, «скалистый» характер фасада.

-Море – бурные волны придали зданию хаотичность.

— Пустыня – от неё позаимствованы извилистые линии дюн.

Крыша Дома Мила

Одним из наиболее оригинальных аспектов Дома Мила стал поиск света во всех помещениях, так как в жилищах того времени внутреннее пространство оставалось темным. Для этого план здания основан на двух больших центральных патио. Они не только обеспечивают свет и вентиляцию, но и организуют пути доступа извне и перемещение по вертикали. Сориентировав гостинные и спальни в сторону улицы, а служебные помещения к дворам, Гауди добился хорошего освещения и проветривания для всех элементов пространства.

Внутри патио Дома Мила

Проектируя доходный дом, Гауди остановился на новаторской конструкции, позволяющей убирать и переставлять все разделительные перегородки в квартирах в зависимости от потребностей владельцев и жильцов. Это возможно благодаря отсутствию несущих капитальных стен. Здание поддерживается за счет простой и удачной конструкции из опор колонн и балок. Новаторское решение позволяет создать на каждом этаже свободно планируемое пространство.

Для конструкции Дома Мила Гауди сочетал традиционные кирпич и камень с новым материалом – железом, которое использовал для балок и брусьев потолков и полов. В колоннах чередуются все три материала. В тех, что несли наибольшую нагрузку, использовался чугун, внедренный в архитектуру незадолго до этого. Для остававшихся на виду колонн главного этажа и дворов Гауди применил камень. В остальных использовался традиционный для Каталонии кирпич.

Фасад

Дом Мила имеет три фасада: один выходит на бульвар Грасиа, второй – на скошенный угол перекрестка, третий – на улицу Провенса. В каждом из них сочетаются мощь и динамика, два противоположных в принципе понятия, которые сливаются в небывалой гармонии – прочности камня и текучести волнистых линий, извилистости балконов и разноликости 150 окон. При 30 метрах высоты и 84 метрах общей протяженности длина фасадов распределена неравномерно. Самый длинный фасад (43, 35 м.) выходит на улицу Провенса, а два других фасада занимают примерно по 20 метров каждый. Ансамбль объединен горизонтальными линиями, проходящими между этажами.

Фасады сооружены из камня, добытого в Вилафранка дель Пенедес и Гаррафе. Их характерный цвет постоянно меняется – и в течение дня, и в разные времена года. Солнце перемещается и взаимодействует с поверхностью камня, создавая ощущение движения.

Выразительный кованые решетки фасада отличаются большими размерами, пропорциональными объему балконов и отражают необычайную художественную свободу Гауди.

Интерьер

Для входного этажа Гауди разработал пластичные и динамичные решения, обеспечивающие плавный переход от одного пространства к следующему. Для этого он спроектировал два больших подъезда, украшенных кованным чугуном и стеклом, что позволяет рассмотреть интерьер и облегчает сообщение с внешним миром. Внутри здания холлы и просторные патио выступают как переходное пространство от улицы к квартирам.

Одной из самых революционных концепция того времени стало планирование основного доступа к наемным квартирам через лифты. Лестницы отводились для служебного прохода.

Другой важной новинкой стало проектирование одной из первых в городе подземных стоянок: автомобили беспрепятственно заезжали сюда с улицы, пересекали вестибюли и дворы и спускались по широкому пандусу на отведенное для каждого жильца место.

Каждый из вестибюлей здание представляет собой самоценный архитектурно-дизайнерский ансамбль.

Вестибюль Пасео де Грасиа украшен росписью с мифологическими и цветочными мотивами. Сюжеты некоторых картин навеяны образами шпалер XVI века, здесь изображены сцены из «Метаморфоз» поэта Овидия. Лестницы в вестибюле лишены прямых линий и гладких поверхностей. Направление лестниц постоянно меняется, поверхность ступеней – изогнута.

Стены вестибюля улицы Провенса также целиком украшены росписью. Некоторые из этих картин касаются мифологических сюжетов, другие – семи смертных грехов и эпизодов из пьесы «Жизнь есть сон» Кальдерона де ла Барки, драматурга и поэта классика испанского барокко.

Внутренней пространство Дома Мила выстроено вокруг двух просторных центральных патио: они соединены между собой, но имеют различные формы и размеры. Патио Пасео де Грасиа, цилиндрической формы, занимает 90 квадратных метров. Патио улицы Провенса имеет форму эллипса, его площадь около 150 квадратных метров. Гауди задумал дворы как узловые центры сообщения и разместил главные и антресольные лестницы по их периметру. Кроме того, он расположил разные помещения квартир вокруг этих дворов, обеспечив доступ естественного сета и вентиляцию.

Размеры и архитектурная трактовка превращают стены двух внутренних дворов в настоящие фасады. Они образованы чередованием цилиндрических колонн, изготовленных из камня для нижних этажей и оштукатуренной каменной кладки для верхних, что подчеркивает ощущение вертикальности. Стены с множеством окон и своеобразными перилами из кованого чугуна окрашены в желтоватые тона и покрыты красочной росписью, причем на некоторых картинах представлены цветочные мотивы и сюжеты фламандских шпалер.

Проектирование, собственно, квартир Ла Педреры основано на новаторском подходе к пространству и новом понимании архитектуры. Речь идет о необычном для той эпохи принципе строительства – системе свободной планировки, по которой Гауди возводит жилые этажи. Благодаря этому новшеству все здание опирается на подобную скелету конструкцию из колонн, ферм и балок. Она позволяет Гауди избавиться от несущих стен и спланировать интерьер квартир с большей свободой и гибкостью. По сути, каждый этаж имел собственную конфигурацию, а все жилые помещения отличались разнообразием и необычайными для того времени возможностями перепланировки. Стены квартир не только можно было поместить в любом месте, но переделать, передвинуть или наделить иными функциями. За этим нововведением кроются практические задачи: Гауди стремился облегчить будущим жильцам и владельцам возможную перепланировку квартир в соответствие с их потребностями. Например, главный этаж за долгие годы использовался с разными целями: сначала как жилье, затем как конторские помещения, потом как игорный зал и теперь – как выставочный зал.

Реконструированная комната для прислуги

Крыша

Создавая крышу Дома Мила, Гауди продемонстрировал всю свою творческую и экспрессивную силу и превратил это пространство, которое в начале ХХ века едва принималось во внимание при проектировании зданий, в целую вселенную оригинальных форм, силуэтов и структур, поднимающих архитектуру до уровня художественного творения. С точки зрения формы зодчий изначально задумал увенчать здание крышей в гармоничном созвучии с волнистыми ритмами фасада. Поэтому терраса состоит из участков разного объема. Она поднимается и опускается, образуя уровни, соединенными лестницами с разным числом ступеней, размерами и формами. Эта ступенчатая структура соответствует разной высоте чердачных арок, на которые опирается крыша.

Вид на Собор святого Семейства с крыши Дома Мила

Особо следует остановиться на таких элементах крыши как лестничные выходы, вентиляционные башни и трубы.

Скульптурные изваяния лестничных выходов – творения Гауди, которые породили наибольшее число теорий и предпочтений. Эти удивительные фигуры вызывают различные толкования: уголок волшебной страны, ряды пляшущих великанов, парад рыцарей, украшения кондитерских изделий, гигантские обезьяны или даже отвесные утесы и кручи горы Монтсеррат.

Лестничный выход Дома Мила

Отличаясь более крупными размерами от остальных элементов крыши, каждый из шести лестничных выходов имеет в верхней части резервуар для воды и соединен с чердаком винтовой лестницей. В них также проделан ряд отверстий, обеспечивающих вентиляцию чердака. Гауди разработал четыре разные модели конической формы, отделанные мозаикой «тренкадис», для четырех выходов, расположенных вдоль внешних фасадов. Из шести моделей две весьма схожи, а две другие повторяют штукатурную отделку под охру на выходах, находящихся у заднего фасада.

Образный дизайн вентиляционных башен породил различные метафорические толкования. Одни считают их предвестниками сюрреалистического движения из-за использования мягких форм, навеянных образами сновидений. Другие теории утверждают, что одна из двух башен изображает маску или лицо чудовища с множеством глаз, возможно, под влиянием кубистских фигур Пикассо, а другая – кубок, накрытый шляпой, с женским органом, символом желания.

Вентиляционная башня (в центре)

Стилизованные фигуры труб с самого начала пытались сравнивать с разными образами: воины пустыни в шлемах и с закрытым лицом, стоящие в дозоре, женские лица, стаи филинов, грибы, геологические образования и даже хор певцов и музыкантов, сопровождающих остальные группы.

Трубы Дома Мила

P.S. При написании статьи использовались материалы из книги Карлоса Джордано и Николаса Пальмисано «Визуальный гид Ла Педреры, Дом Мила» (Барселона, 2011, пер. Александр Казачков)

См. также: Парк Гуэль Антони Гауди

Эта запись опубликована в рубриках: Испания. Метки записи: , , , , . Постоянная ссылка.