Москва и жилищный вопрос на рубеже XIX-ХХ веков. Лекция Ивы Серженко

Москва — противоречивый для исторического туризма город. Здесь центр российской культуры и истории, средоточие многообразия архитектурного наследия, музеев, галерей, творческих площадок. Но, вероятно, не одна другая европейская столица не потеряла за последние два десятка лет столько культурно-исторического своеобразия в угоду коммерции или сомнительным амбициям архитекторов.

Несмотря на то, что я родился и вырос в Москве, мне сложно претендовать на глубокие знания об истории родного города. Вопрос слишком глубок и широк одновременно. Гуляя по историческому центру столицы, мне подчас трудно представить себе полную картину логики формирования той или иной улицы, площади, парка или даже отдельного здания.

Поэтому с огромным интересом я отправился вчера, в первый день апреля, в Государственный музей
архитектуры имени А. В. Щусева на лекцию своей коллеги по Историческому факультету МГУ Ивы Серженко, посвященную жилищному вопросу в Москве на рубеже XIX-ХХ веков. Ива давно занимается различными вопросами истории русской столицы и уж кому как не ей различать в хитросплетениях московских улочек их историческую судьбу. Постараюсь пересказать в своем обзоре некоторые концептуальные моменты её замечательного рассказа.

Москва и жилищный вопрос XIX-ХХ веков. Лекция Ивы Серженко

Во-первых, сразу зададимся вопросом: а почему Москва? Точнее: почему вообще тема жилищного вопроса белокаменной на рубеже веков должна быть интересной? Чем эта политика отличается от проводимой в XVIII или начале XIX веков?

Дело в том, что современная Москва, какой мы её знаем, начиная от застройки центральных районов, заканчивая репутацией «Нерезиновой», берет своё начало именно тогда — в конце XIX в.

Земская реформа привела к тому, что в деревне появилась плохая, но всё-таки медицина, благодаря чему численность населения стремительно пошла вверх. Отмена крепостного права сделала возможным для избыточного на деревне населения уезжать на заработки в города, пополняя ряды рабочих бурно развивающейся промышленности, батраков, торговцев и людей «свободных» профессий в самом широком смысле этого слова.

Люди тянулись в города и лидером по урбанизации стала Москва. Почему не Питер? Причины сугубо экономические. К концу XIX в. железнодорожное строительство оформляет ж\д сеть России с центром в Москве. Достаточно лишь бегло взглянуть на карту, чтобы понять почему центральным железнодорожным узлом стала Москва, а не Петербург. Товары и сырье из Сибири, Урала, Украины и других регионов стекались в первопрестольную, откуда их судьбой занимались местные деловые круги. Возникают новые промышленные предприятия, чьих основателей привлекает близость к крупнейшему транспортному узлу. Растет торговля, сфера услуг, мелкий бизнес. В Москву приезжает много иностранцев — и не только по делам торговым. Зарождается сфера туризма и Белокаменная для путешественников с её традиционным русским колоритом гораздо интересней, чем европеизированный Питер.

Все это делает Москву в глазах недавних крестьян и жителей небольших городов местом, где можно сравнительно легко найти работу, жилье, заработать денег и обрести новый социальный статус. Своеобразная «американская мечта» на русский манер.

Москва и жилищный вопрос XIX-ХХ веков. Лекция Ивы Серженко

Сама Москва оказалась неготовой к роли «Мекки». В жилом городском ландшафте господствовали усадьбы и сравнительно небольшие постройки. Принадлежали они, как правило, дворянам, чья звезда уже почти померкла. Выражение «большая деревня» имело более чем реальную основу. Усадьбы с садами и хозблоками в черте города были привычным явлением.

На первых «понаехавших» город и его жители пытался реагировать за счет внутренних резервов. Почуяв веяния новой эпохи, наиболее предприимчивые владельцы усадеб принялись сдавать часть помещений внаем. Обычно для этой цели перестраивался флигель дома. Совсем прижимистые приспосабливали для жилья даже хозяйственные постройки.

Москва и жилищный вопрос XIX-ХХ веков. Лекция Ивы СерженкоНа фото — старые и новые доходные дома. На переднем плане переоборудованный под арендное жилье флигель усадьбы, далее — многоэтажный доходный дом. Похожая многоэтажка отбрасывает тень на всю ширину улицы.

Но спрос на жилье продолжал возрастать и переделанных сараев было явно недостаточно для его удовлетворения. Встала необходимость поиска новых решений.

Таковым стали доходные дома — крупные многоквартирные постройки, специально предназначенные для массовой сдачи в аренду. Их по праву можно считать предвестниками современных типовых многоэтажек. Хотя редко когда они превышали планку в 5-6 этажей.

Сейчас, проходя мимо них, мы умиляемся архитектуре «старой Москвы». Но для современников они были явлением, сравнимым с башней «Охта-центр» в Питере или зданием Дворца съездов на территории Кремля. По сравнению с усадебной застройкой доходные дома представлялись безвкусными бетонными коробками, уродующими облик города. И хотя к 1913 году Москва насчитывала всего около 500 таких домов, влияние их на городской пейзаж было существенным.

Москва и жилищный вопрос XIX-ХХ веков. Лекция Ивы СерженкоПикантность ситуации добавлял тот факт, что инициаторами и спонсорами строительства часто выступали состоятельные люди, в Москве не проживавшие. Это лишь добавляло градус накала в разговоры о «понаехавших» и «поскупавших» весь город. Симпатий со стороны москвичей они не находили.

Условия в доходных домах сильно разнились: от вполне сносных до угрюмых каморок в духе произведений Достоевского. Здесь все зависело от финансового положения владельца, его ориентированности на определенный класс арендаторов.

Строить доходные дома оказалось выгодным бизнесом. Затраты на строительство окупались довольно быстро. Так, статистика по одному из доходным домов свидетельствует о доходной части в 165 тысяч рублей при расходах в 117 тысяч. Недурно.

Выгоднее всего было строиться на церковных землях. Их в Москве было много и они, как правило, имели привлекательное территориальное расположение. Еще более важным было то, что все земельные споры, касающиеся церковных владений могли обсуждаться только в суде высшей инстанции. Учитывая их крайне медленную скорость рассмотрения дел, многие аферисты сознательно стремились арендовать недвижимость в доходных домах, стоящих на церковных землях, рассчитывая избежать проблем с правосудием. Издержками строительства были порой крайне придирчивые условия церковного руководства к внешнему виду дома. Но это обстоятельство отступало перед конкретной финансовой выгодой.

Москва и жилищный вопрос XIX-ХХ веков. Лекция Ивы СерженкоНа фото — доходный дом, построенный на церковной земле

Решили ли доходные дома проблемы жилищной политики Москвы? Частично — да. Несмотря на недовольство коренных москвичей, их число росло, и жилье в них пользовалось большим спросом. Для многих приезжих квартира в доходном доме стала отправной точкой новой жизни.

При этом аренда комнаты даже самой бюджетной категории оставалась недоступной значительному числу приезжих. Они селились в совсем дешевых каморках на окраинах, без достойных условий и ясных перспектив существования. Многие вообще оказывались на улице, пополняя ряды попрошаек, воров и других криминальных элементов. Район их компактного проживания — знаменитая Хитровка — была местом гораздо более колоритным и опасным, чем современный рынок «Садовод» или Бирюлево. Попытка со стороны властей построить «доступное жилье» с арендой не дороже 3 рублей в месяц окончилась провалом. Хотя проект такого дома был благополучно перенесен с бумаги в реальность московских улиц, цена аренды оказалась больше намеченной почти в три раза.

Москва и жилищный вопрос XIX-ХХ веков. Лекция Ивы СерженкоНа фото — обитатели Хитровки

Удивительно, как проблемы Москвы столетней давности снова, уже в новых масштабах повторяются сегодня. Как и тогда, мы имеем огромный рост приезжих при ограниченной доступности для них достойного жилья. Не изменилась ситуация и городской панорамой. Впрочем, мне сложно поверить, что, в отличие от доходных домов, современные панельные многоэтажки могут рассматриваться как значимый элемент московской архитектуры лет через 100.

Как итог, приходится признать, что проблемы той, «старой» Москвы пришлось решать революции 1917 г. с присущим ей радикализмом.

P.S. 22 апреля 2014 г. Ива прочтет в лектории Государственного музея архитектуры еще одну лекцию. В этот раз — на тему городского благоустройства Москвы в начале ХХ века. Будет интересно!

Фотографии старой Москвы предоставлены Ивой Серженко
Эта запись опубликована в рубриках: Россия. Метки записи: . Постоянная ссылка.